Для чего в Москве строились монастыри?

Для чего в Москве строились монастыри?

  1. Это, конечно, не ответ на вопрос, почему монастыри в Москве строились вообще, НО.. . В России женщина, несчастная в браке, истязаемая, к примеру, мужем, развестись не могла, но имела право постричся в монастырь. Муж не мог ей в этом воспрепятствовать.
  2. самый правильный ответ. Монастыри строились для удержания баланса позитивной знергии н ад негативной которую создаем мы с вами. Они силой мысли чистили нашу планету от негатива. ЕСЛИ негативная энергия перевесит то произойдет вселенское наводнение и нас с вами не будет .А благодаря монахам мы с вами живем и очень очень грешим даже не задумваясь об этом. Вот такой работой должны заниматься монастыри. Читайте диктовки Владык переданные через ТАТЬЯНУ МИКУШИНУ ПЕРЕДАВАЙТЕ ДРУГИМ ЖИВИТЕ ЧЕТНО и вам зачтется.
  3. В Москве монастыри строились для того, чтобы монахам и богомольцам было где житьи молиться. Это и есть их первоначальная функция. Если Вы имеете в виду крепостные стены, в городе таких монастырей не строили. Все монастыри-крепости строились вне Москвы и при необходимости выполняли роль оборонных сооружений. И вс-таки первоначально монастыри строили для молитвы.
  4. Некоторые из тогдашних монастырей, впрочем весьма немногие, были вызваны к бытию сознанием их потребности и пользы для известного края и местности. Просветители лопарей, Феодорит и Трифон, основали каждый по монастырю с тою целию, чтобы эти обители служили не только для поддержания, но и для дальнейшего распространения христианства между дикарями. С тою же самою целию по распоряжению самого правительства устрояемы были монастыри в царстве Казанском и Астраханском, когда они были покорены России. Жители города Тотьмы, а потом жители Вятки писали к царю Ивану Васильевичу, что у них вовсе нет монастырей и если кто пожелает постричься, особенно в старости и при смерти, то постричься негде, а потому у них настоит в монастыре великая нужда, и вследствие этой нужды царь разрешил построить монастыри — в Тотьме Спасо-Суморин, а в Вятке Трифонов Успенский.

    Другие монастыри были воздвигнуты в благодарность Богу за Его милости, иногда по обету, и в память явления чудотворных икон. Так, великий князь Василий Иоаннович основал Новодевичий монастырь по взятии Смоленска; царь Иоанн Васильевич — монастыри: Феодоровский в Переяславле Залесском по случаю рождения сына Феодора и Благовещенский в Муроме по взятии Казани; новгородский боярин Сырков построил монастырь, известный под его именем, после благополучно совершенного путешествия в Колывань; именитый Строганов соорудил монастырь Пыскорский в знак благодарности Богу за полученные от царя Иоанна Васильевича вотчины. Тихвинский Успенский монастырь основан в память явления чудотворной иконы Божией Матери Тихвинской; Святогорский Псковский — по случаю явления иконы Божией Матери на горе Синичьей; Воронина пустынь близ Череповца — также по случаю явления чудотворной иконы Божией Матери на том самом месте.

    Довольно монастырей было основано благочестивыми иноками единственно по чувству благочестия, по ревностному желанию найти себе и дать другим надежный приют для строгой монашеской жизни и подвигов. Припомним монастыри Пафнутия Боровского, Иосифа Волоколамского, Даниила Переяславского, Макария Колязинского, Герасима Болдинского, монастыри: Александра Свирского, Елеазара Псковского, Зосимы Соловецкого, Антония Сийского, Нила Сорского, Корнилия Комельского и других святых мужей, которые самою своею жизнию и трудами, самым устройством и нравственным процветанием своих обителей доказали, что не имели в виду при устроении их ничего другого, кроме благочестия.

    Но самая большая часть наших тогдашних обителей были основаны едва ли не потому только, что устроять их было так легко и никому не возбранялось, едва ли не по одному увлечению основателей примером других, не по одному господствовавшему направлению в монашеском мире. Всякий инок вскоре после своего пострижения в каком-либо монастыре уже начинал мечтать, как бы удалиться в пустыню, как удалялись другие, как бы основать свой особый небольшой монастырек или пустыньку. И действительно, едва представлялась возможность, уходил в дремучий лес или другое безлюдное место — а таких мест тогда, особенно на севере России, было весьма много — ставил себе небольшую келью и часовню. К нему присоединялись иногда еще два-три инока, строили себе кельи, иногда небольшую церковь — и вот являлся монастырек или пустынь. Случалось, что первый жар и увлечение проходили, и строители монастырей отправлялись скитаться по миру с иноками для собирания милостыни на свою обитель, обращались к самому царю просить земли и руги и все собранное издерживали на свои прихоти, а церкви, ими основанные, оставались пусты, без пения. Случалось, что подобные монастыри существовали год, два, три или закрывались со смертию своих основателей. Случалось, что иноки заботились об устроении себе отдельных пустынь для того только, чтобы жить на своей воле, не подчиняться никаким монастырским правилам, каков был, например, старец Александр, на которого вынуждены были жаловаться царю братия Кирилло-Белозерского монастыря. Эта страсть наших черноризцев уходить в пустыни и открывать новые мо

  5. Монастыри-то понятно… Зачем построены дома политпросвещения, обкомы, райкомы и прочая красная плесень?!

Comments

comments

Добавить комментарий